Category: литература

Круглый стол 24 июня

 «Российская диаспора в странах Востока»

Круглый стол о жизни россиян за рубежом состоится

24 июня в 14 часов в помещении Союза Журналистов РТ

 

Участники круглого стола:

Подалко Петр, доцент университета Аояма Гакуин (Токио), доктор философии (Ph.D.), эксперт по истории русской диаспоры в Японии. Автор книги «Япония в судьбах Россиян. Очерки истории царской дипломатии и российской диаспоры в Японии».

 

Черникова Лариса Петровна, доцент кафедры новой и новейшей истории Башкирского государственного университета. Кандидат исторических наук, эксперт по истории русской диаспоры в Шанхае. Автор книг «Гастроли Шаляпина по Дальнему Востоку оказались роковыми...(По материалам периодической печати в г.Шанхае)», «Русский Китай от второй мировой войны до наших дней», переводчик книги Ван Чжижена «История русской эмиграции в Шанхае».

 

Эльсабрути Рашида Рахимовна, доцент кафедры восточных языков Института Востоковедения КФУ. Доктор философии (Ph.D.) и доцент (ассистент профессора) Александрийского университета (Египет). Автор книг «Арабские горизонты», «Давайте говорить на арабском языке».

 

Модератор круглого стола

Усманова Лариса Рафаэлевна, доцент кафедры социологии, доцент кафедры регионоведения и исламоведения Института Востоковедения КФУ. Доктор социологии (Ph.D.), эксперт по истории татарской диаспоры в Японии. Автор книги «Тюрко-татарская эмиграция в Северо-восточной Азии» (2007, Токио, на анг.яз.).

 

Участники круглого стола расскажут об истории создания российских диаспор в странах Востока, о современной жизни россиян за рубежом, во многом опираясь на собственный длительный опыт проживания и работы в странах Ближнего и Дальнего Востока.

Приглашаются все, кому интересны темы истории российской эмиграции, распространения российской культуры за рубежом.

 

Организаторы: Институт социального проектирования и изучения процессов глобализации, факультет журналистики и социологии КФУ

 

Адрес Союза Журналистов РТ: ул. Декабристов, д.179, т. 555-85-11

Беседы с переводчиком с японского

Беседы с переводчиками
 

Очередной отрывок книги "По-русски с любовью. Беседы с переводчиками" (М.: Новое литературное обозрение, 2008). Материал любезно предоставлен автором книги - филологом, журналистом Еленой Калашниковой (http://elka5678.livejournal.com)


Сегодняшний гость – Татьяна Ильинична Редько-Добровольская – переводчик классической и современной японской прозы, автор книги "Творчество Ихара Сайкаку", а также статей по истории японской литературы XVII–первой половины XIX веков. Среди переводов роман "Мелкий снег" Дзюнъитиро Танидзаки, новеллы Ихары Сайкаку, повести и рассказы Эдогавы Рампо, Рюноскэ Акутагавы и др.


.....


– Какой перевод был для вас самым трудным?


– Если говорить о переводе не как об истолковании или понимании, а именно о переводе, самым трудным оказался «Мелкий снег» – из-за простоты. Стиль Танидзаки похож на кружево, но плести его трудно.


По контрасту легко было работать над книгой «Япония: боги и герои». Мне предложили пересказать для детей японские мифы. До этого мифологией я специально не занималась, но, к счастью, в моем распоряжении оказался мифологический свод восьмого века “Запись о деяниях древности” в добротном и поэтичном переложении на современный японский язык. Кроме того, я могла опереться на труды ленинградской исследовательницы Е.М. Пинус.


Другая работа, сделанная на одном дыхании, – перевод книги Ее Величества императрицы Митико «Строить мосты». Это эссе о книгах, прочитанных автором в детстве, задумывалось как доклад для конгресса Международного совета по книгам для детей, проводившегося в Индии. Туда императрица не поехала, но доклад транслировали по телевидению и печатали в газетах, а потом он вышел отдельной книжкой. Императрица Митико литературно одарена, ей принадлежат прекрасные переводы на английский язык детских стихов японских авторов. Кстати, японская литература для детей необычайно богата и интересна. Ее создатели понимали, что с детьми надо говорить всерьез. Я составила и перевела томик японской прозы для детей, включив в него поэтичный и мудрый рассказ об улитке, о котором упоминает в своем эссе императрица Митико.


– Вы часто отказываетесь от переводов?


– Нельзя сказать, что заказы на меня сыплются. Последние пять лет я жила в Японии, до этого в течение ряда лет японская литература у нас почти не издавалась. Но с тех пор в издательском мире и конъюнктуре произошли существенные перемены. Сейчас я перевожу сборник рассказов тринадцатого века: мирских, духовных, простонародных, построенных на придворном анекдоте. В предисловии к сборнику содержится намек на то, что это не вполне «официальная» книга, – похоже, писатель включил в нее только то, что его по-настоящему занимало.


– Насколько, с вашей точки зрения, «адекватны» существующие в России переводы японской литературы?


– Среди переводов есть, на мой взгляд, замечательные. Например, В.Н. Марковой. Ее поэтические переводы, кстати, очень ценила Анна Ахматова. Вера Николаевна переводила не только поэзию, но и прозу: того же Сайкаку, знаменитые «Записки у изголовья» Сэй-Сёнагон, старинные романы, сказки и произведения для театра… Ее переводы удивительны, подчас дословно точны, но при этом это литература самой высокой пробы. Мне повезло: Вера Николаевна читала мои первые переводы Сайкаку, мы их вместе разбирали. Труднейшие пассажи, образы, ставившие меня в тупик, она понимала сходу, хотя в Японии никогда не была, – видимо, обладала неким визионерским даром.


Многое из японской классики перевела И.Л. Львова, ее главный труд – перевод средневекового эпического сказания «Повесть о доме Тайра». В 1982 году публикация этой книги не произвела особой сенсации, хотя, несомненно, ее заслуживала. Зато недавно, когда этот перевод был переиздан, книгу раскупили в несколько дней. Японская классика ярко и достойно представлена на русском языке. Переводы А.Н. Стругацкого из Акутагавы («Бататовая каша», «Нос») стали фактами русской литературы. Стругацкий – прозаик, Маркова – поэт… Хотя и считается, что перевод тем лучше, чем меньше в нем виден переводчик, с японской литературой, по-видимому, не так: чем ярче индивидуальность переводчика, тем живее образы старой литературы.


В истории перевода японской литературы были уникальные случаи. Взять хотя бы Михаила Григорьева. Двадцатилетним поручиком попав в Японию, он обрел там вторую родину, выучил язык и в тридцатые годы познакомил русскую эмиграцию на Дальнем Востоке с произведениями ведущих писателей того времени: Кавабаты, Танидзаки, Кикути Кана… Что же касается его перевода знаменитого эссе Танидзаки “Похвала тени”, неважно, на каком языке – русском или японском – его читать. Если бы Танидзаки писал по-русски, то, наверное, именно так.


В скором времени издательство «Азбука» собирается опубликовать антологию классической японской литературы, куда войдут поэзия, проза, драматургия более чем за тысячу лет («Тысяча журавлей. Антология японской классической литературы VIII – XIX вв.», издательство «Азбука-классика», Санкт-Петербург, 2004). По этой книге можно будет судить о достижениях отечественного японоведения. К счастью, в последнее время публикуется много японских книг, не только переизданий, но и новых переводов. Появляются и новые серийные издания, например серия «Золотой фонд японской литературы». Я радуюсь успехам коллег.


.....


По материалам www.t-link.ru

История русской эмиграции в Шанхае


Весной этого года в России вышла книга Ван Чжичэна «История русской эмиграции в Шанхае». Проект по переводу ее курировала Лариса Петровна Черникова из Башкирского госуниверситета. Поздравляю ее и ее команду с выходом такой замечательной и нужной для нас книжки. Мы же пока китайским не владеем (улыбка). О книге можно прочитать здесь (как и увидеть содержание).


"Книга вышла в Москве в издательстве «Русский путь» / Библиотека-фонд «Русское зарубежье» при содействии «Русского клуба в Шанхае». Монография известного китайского историка, русиста Ван Чжичэна — результат более чем 10-летней работы автора над периодикой 1920—40-х гг. и архивными материалами российской шанхайской эмиграции, сосредоточенными в архивохранилищах разных стран мира (США, Китая и др.). Исследование внесло большой вклад в комплексное изучение истории политической, общественной и культурной жизни русских в Шанхае. Вышедшая в Шанхае в 1993 году, книга и сегодня не утратила значения в историографическом пространстве темы как уникальный пример целостного анализа феномена «Русский Шанхай». Издание снабжено справочным аппаратом и иллюстрировано редкими фотографиями. Русский перевод был подготовлен в рамках работы действующей при РКШ секции изучения истории русской эмиграции в Китае. Куратор проекта — член Правления РКШ Л. П. Черникова. Благодаря её подвижническим усилиям осуществление этого проекта стало возможным.
Книга предназначена для исследователей русского зарубежья, студентов и краеведов, а также для широкого круга читателей, интересующихся отечественной и зарубежной историей.Книга впервые для российского читателя вводит в научный оборот массу имен шанхайских эмигрантов (политиков, бизнесменов, деятелей культуры и искусства и т. д.), наиболее влиятельных китайских функционеров того времени и руководителей иностранных концессий, а также названия различных организаций (как русских, так и иностранных), в ней исследуются вопросы демографии российской эмиграции и многое другое. Монография содержит уникальные приложения — русско-китайский именной указатель, а также англо-китайский указатель старых и новых названий улиц г. Шанхая."

Казанские и крымские татары: одна нация - два народа?

Интересное интервью представителей двух близких народов - волжских и крымских татар. Я бы на вопрос в названии интервью ответила положительно - это одна нация.

Как решаются языковые проблемы в государствах с татарским населением? Как, на ваш взгляд, они должны бы решаться?
Р.Бухараев. Проблема эта не только политическая, но в первую очередь экономическая. В Татарстане, где русский и татарский являются равными государственными языками, печатается сейчас много книг и газет-журналов на татарском языке, но вопрос доставки этой литературы читателю стоит остро, как никогда. Именно поэтому Татарстан хочет перейти на латинскую графику, чтобы иметь возможность распространять свою прессу и литературу не только в печатном, но и в электронном виде – по сети Интернета. В самом Татарстане ведь живет только четверть всего татарского населения России, рассеянного по всей стране от Питера до Владивостока, не говоря уж о татарских общинах СНГ. В России эту идею встречают в штыки – без малейшей попытки понять, в чем тут дело, но это уж как водится.

 


 

Collapse )

Татары Торонто

В рассылке ВКТ встретилось интересное сообщение татарской эмигрантки из Торонто, выступившей на Форуме татарской молодежи. Знала, что в Канаде есть татары, но не предполагала, что так много. очень интересные факты и мысли о дальнейшей самоорганизации диаспоры. 

 

 

Collapse )

Самые "переводимые" книги

 Как и предыдущий пост - информация из рассылки о рынке переводческих услуг и профессии переводчкика.

Cамые "переводимые" книги

По данным ЮНЕСКО, за последние 75 лет наиболее часто на иностранные языки переводили произведения сценаристов студии Уолта Диснея, Агаты Кристи, Жюля Верна, Владимира Ленина и Вильяма Шекспира.

База данных Index Translationum, которую поддерживает ЮНЕСКО - перечень всех произведений, переведенных на иностранные языки во всем мире. Index Translationum был создан Лигой Наций в 1932 году. Это единственный в мире рабочий справочник, ставший плодом сотрудничества национальных библиотек. Ныне в Index Translationum содержится информация о переводах более 250 тысяч авторов.

В десятку наиболее переводимых авторов вошли: сценаристы Студии Уолта Диснея, Агата Кристи, Жюль Верн, Владимир Ленин, Вильям Шекспир, Энид Блайтон (британская писательница, автор сотен произведений для детей), Барбара Картленд (британская писательница, автор любовных романов), Даниелла Стил (американская писательница, автор любовно-приключенческих романов), Ганс Христиан Андерсен и Стивен Кинг.

В число 50-ти наиболее переводимых авторов также попали Библия (в топ-50 учитывается по трем категориям: Новый Завет, Ветхий Завет и Библия целиком), братья Гримм, Марк Твен, Айзек Азимов, Иоанн Павел Второй, Александр Дюма, Роберт Стивенсон, Федор Достоевский, Чaрльз Диккенс, Лев Толстой, Антон Чехов, Астрид Линдгрен, Оскар Уайльд, Карл Маркс и Фридрих Энгельс, Эрнест Хемингуэй, Оноре де Бальзак, Джон Толкиен, Платон, Франц Кафка. Последнее, 50-е место, занял Шарль Перро.

В десятку самых переводимых языков мира (то есть, активнее всего переводятся произведения, написанные на этих языках) вошли английский, французский, немецкий, русский, итальянский, испанский, шведский, латынь, датский и голландский.

Достаточно активно переводят также с эстонского (31-е место по количеству переводов), украинского (соответственно, 32), литовского (37), молдавского (38), белорусского (46), грузинского (47), латышского (48) и армянского (50).

Для сравнения: древнегреческий - на 11-м месте, польский - на 13-м, японский - на 14-м, арабский - на 17-м, иврит - на 20-м, китайский - на 21-м, санскрит - на 26-м, идиш - на 39-м, хинди - на 41-м.

Более всего переводят на немецкий, испанский, французский, английский, японский, голландский, португальский, русский, польский и итальянский. Достаточно активно также переводят на эстонский, литовский, латышский, украинский, молдавский, узбекский, грузинский, армянский и казахский. По количеству переводов, эти языки опережают, например, китайский, носителями которого являются несравнимо больше людей.

В десятку "самых переводящих стран" входят Германия, Испания, Франция, Япония, СССР (до 1991 года), Нидерланды, Польша, Дания, Италия и Бразилия. США по этому показателю находятся на 13-м месте, Россия - на 19-м, Великобритания - на 28-м, Иран - на 31-м, Эстония - на 32-м, Израиль - на 36-м, Литва - на 38-м, Латвия - на 46-м, Беларусь - на 47-м.

 

Информация пошла в СМИ

Росбалт.RU - Новости

Россия, Санкт-Петербург
Документ: http://www.rosbaltvolga.ru/2008/03/01/461195.html
Дата: 2008-03-01 12:45:00+03

В Японии издана книга о судьбах татарской диаспоры в Азии

 

КАЗАНЬ, 1 марта. В Японии вышла книга о судьбах татарской диаспоры в азиатском регионе, автор которой — казанская журналистка Лариса Усманова — в течение ряда лет изучала японские архивы, а также архивы других стран по данной теме. Ее исследовательская работа легла в основу докторской диссертации, защита которой состоялась в Японии осенью 2007 года, сообщает пресс-служба министерства культуры РТ.

Collapse )